Как создавались лучшие байки: интервью с Max Commencal PDF Печать E-mail
Автор: Николай Патенко   
03.10.2013 09:45


Max Commencal – знаменательная личность в истории маунтинбайка. Он никогда не шел по проторенной дорожке и в результате сумел реализовать то, о чем другие только мечтали. Сейчас он возглавляет одноименную фирму, производящую байки. Это интервью было взято через несколько дней после феерической победы Реми Тириона в Андорре, где фирма и базируется. Добро пожаловать под кат.

PB: Как вас занесло в велоиндустрию? 
Max: Ну, изначально я жил мотоциклами. Я участвовал в 6 ралли Париж-Дакар. Первый раз поучаствовал в 78 году и тогда был одним из самых молодых гонщиков. После этого я встретил продавцов садового оборудования, которые искали товар для продаж в несезон, а так же на новогодние и рождественские праздники. Мой знакомый, видевший меня на Дакаре в качестве журналиста, предложил продавать велосипеды. А вообще, по диплому, я архитектор. Но сразу после окончания я ушел в мотоспорт, где подрабатывал журналистом, помогая нескольким изданиям с контентом.  Это не было некой серьезной работой, скорее так, подработка. В итоге этот знакомый предложил мне продавать велосипеды на Рождество. Фирмой тогда владел Жак Лафитт. Таким образом я попал в велоиндустрию. Это был 1980 год. И именно там я впервые познакомился с BMX. Постепенно я проникался им все больше и больше. Но через два года компания была продана. Мне предложили продолжить работу и заниматься уже не продажей велосипедов. Но я отказался. Меня увлек BMX и у меня появился план.

Я организовал свою фирму по продаже велосипедов. Первые месяцы она называлась MX France… Каждый месяц я ездил в Италию в поисках разных запчастей и тут дилер сказал мне, что одна английская фирма заинтересована в покупке 600 BMX. Представьте, 600 моих BMX! Я собрал свой самый лучший байк и отправился в Лондон. У меня спросили: «Можешь сделать их хромированными?», — Да. «А покрасить руль?», — Да. Еще несколько вопросов, на которые я дал утвердительный ответ, а последним был: «А можно название поменять, ведь «Франция» звучит не круто». После этого я пошел в гостиницу, чтобы к утру создать новую философию BMX. Да, именно так! Декабрьская погода в Лондоне невыносима, ведь я жил на юге Франции, где почти всегда тепло. Тогда я и решил назвать байки Sunn, специально с двумя «n». Тот человек в итоге не купил у меня ни одного байка, однако, этот день сильно изменил мою жизнь, жаль, я не помню имени того парня…

PB: А когда началось увлечение именно горным велосипедом?
Max: Где-то в 85-86 году. На BMX-поприще у нас сразу появились отличные результаты. У нас был 6-летний Седрик. Не могу сказать, что я стал для него отцом, но история у нас очень и очень длинная. Но не Седриком единым! Например, для ChristopheLevequeя сварил первым алю- раму и мы могли дать отпор GTс RichardLongи GaryTurner, это была настоящая конкуренция! Прекрасное было время. А, увидев горные велосипеды в Америке, я сказал: «Это не горные велосипеды, а шоссейные с внедорожными шинами. Я покажу, что такое настоящий маунтинбайк»! Первой пробой пера был большой BMX. Шаг за шагом, с 1987 по 1989 год я продолжал их делать и продажи были отличными. Не уверен, но возможно именно я сделал первый такой байк с широким рулем и толстыми покрышками. Мы первыми стали делать хромолевые рамы с технологией сварки TIG. Все компоненты были очень и очень прочными.

Угадайте, кто это? Правильно, Max учил Седрика пить шампанское! 

PB: Как появилась гоночная команда Sunn?
Max: Я всегда принимал участие в гонках и всячески их поддерживал. Мы, в общей сложности, выиграли где-то 80-90 титулов чемпионов мира. С моей командой по BMXрешили поучаствовать в даунхильной гонке. Насколько помню, в 1983 году, я работал в родной Тулузе и сказал двум гонщикам: «Окей, сегодня мы едем на горнолыжный курорт». Так как мы не любим крутить вверх, мы поднимались пешком, а спускались на BMX. Это была катастрофа… Тогда мне показалось, что нужно больше тренироваться в горах и сегодня я вижу, что это был хороший план.

PB: Olivier Bossard был неотъемлемой частью вашего успеха. Как вы начали работать?
Max: В конце 80-х я пришел в мир маунтинбайка со своими идеям из BMX. В начале 90-х у меня была настолько сильная команда, что мы были одинаково успешны как в кантри, так и в гравити. Anne-Caroline Chausson, Francois Gachet, пришедший из триала… В один прекрасный день мне позвонили и предложили кастомные вилки. Francois их протестировал и был нереально доволен. Так Olivier к нам и попал.
Позже, он предложил использовать длинноходные вилки с ходом 180-200 мм. Так как я пришел из мото, взгляды у нас совпадали и мне казались эти шаги очевидными.

PB: Почему вы покинули фирму?
Max: Это не самая лучшая история. Бизнес… Чтобы продать побольше, мне нужны были деньги. Так, в 88-ом несколько людей пришли в качестве акционеров. Я держал 35%. Очевидно, что одним из них был богатый человек, стремившийся сместить меня. Но он не был знаком с велосипедами, никогда не был в компании раньше. Ни разу! Однажды, в 98-ом он мне сказал: «Ты уходишь, а я занимаю твое место». Так как я был президентом, то у меня не было контракта. Пускай он и владел лишь 25% акций, но с двумя остальными знакомыми акционерами получался 51%, так что он имел на это полное право. Это была прибыльная компания и этот человек хотел делать более дешевые велосипеды, что шло в разрез с моими взглядами. Так меня и уволили.

PB: Sunn уже третий раз за год объявляется банкротом, тяжело ли вам наблюдать за этим?
Max: И да, и нет. Я не люблю вспоминать прошлое. Да, это моя история и я даже думал ее выкупить, но это было слишком дорого, тогда бы пострадал Commencal, а этого я допустить не могу.
Конечно, я был расстроен. Мой друг посоветовал мне адвоката, который сказал: «Это очень плохие люди, я найду  способ, как их можно поставить на место. Sunnпринадлежит  вам, и я найду деньги, чтобы выкупить компанию». На тот момент мне было 43 года и я ответил: «Нет, я не хочу давать ни цента этим людям. Готов начать все сначала и через десять лет мы посмотрим, что из этого получится»! Это был вызов и я чувствовал себя достаточно сильным, что бы начать все сначала.

PB: Каким был первый Commencal?
Max: Это был Supernormal. У меня не было времени изобретать велосипед. Но я сделал его максимально технологичным на тот момент. Руль с подъемом, амортизационная вилка, тогда, 14 лет назад, это был велосипед, способный на многое. Помню, как позвал моего бывшего подопечного, Christoph Dupouey. У него не было контракта или спонсора — вот я и предложил ему поучаствовать в  RocD'Azurи он выиграл!


PB: Meta 6 был, возможно, первым эндуро-байком. Что заставило сделать такой велосипед?
Max: Знаете, об этом толком не было мыслей, разве что вдохновлял  RockyMountainSlayer. Для маунтинбайков главное – это фан, удовольствие от катания. Этой философии мы придерживались на всех байках Sunnи в 2005 году сделали байк, на котором было бы удобно как заезжать наверх, так и нестись вниз. В 2001 году в Андорре я провел первый максиаваланч. Подъемник не работал, но была тропинка, по которой можно было подняться наверх. То есть, уже в 2001 году было эндуро.


PB: В период с 2008 по 2010 год у байков были большие проблемы с надежностью, они трескались, ломались. Что же произошло?
Max: Наверное, это все-таки, больше производственная проблема. Может быть, 5-6 лет назад был менее качественный алюминий. Мы все-таки зависим от технологий, но все же контролируем производство своего типа металла. Сейчас эта проблема полностью исчерпана. Мы построили уже больше 20000 разных вариантов новой Metaи ни одна не сломалась. Если у вас есть проблемы – пишите нам (прим. переводчика: проверял, ответили быстро, предложили варианты решения проблемы; были проблемы с амортом, шедшим с фрэймсэтом). Можете спросить Pierre-Edouard Ferry(фрирайдера, регулярно выступающего на Рампэйдж) — у него было 6 рам и ни одна не сломалась.  Иногда наши продукты весят чуть больше обычного, но это плата за прочность. Мы уверены в своей продукции.

PB: С этапа в Андорре вы возобновили сотрудничество с Olivier после 15-летней разлуки. Последнее ваше сотрудничество было плодотворным..
Max: Мы проводили в работе день за днем, чтобы понять, как должна работать подвеска. Он настоящий босс. Было приятно вернуться в те дни. В течение 15 лет мы работали со всеми топовыми производителями вилок, но ни с кем не было такого же тесного сотрудничества как с Bos. Мы решили вернуться в следующем году с новой программой. Решение принято и обжалованию не подлежит.



PB: В линейке нынешнего года нет карбоновых байков. По нынешним тенденциям смотрится довольно странно…
Max: Это сложный вопрос. Мы производили карбоновую Metaв 2007-2008 году. Но потом я поехал в Китай посмотреть на заводы, и был шокирован! Рабочие пахали только в бумажных масках. 18-20 летние юноши работают в ужасных условиях на опасных станках без нужного защитного оборудования. Как говорит их босс: «На моей фабрике вы не можете оставаться долго, ведь через 5 лет такой работы вы можете умереть». Поэтому человек работает полгода и меняется на другого. Все поставщики просят снижать цены на рамы. 15-20 лет назад я делал карбоновые рамы для Вулье и Седрика у себя, в Тулузе. Но это была полностью оборудованная комната и люди носили все требовавшиеся атрибуты защиты. Да, это дорого. Но с Китаем я больше не буду сотрудничать в этой сфере. Не ценой человеческих жизней. Я обычно не разговариваю на эту тему, сейчас я рассказал лишь потому, что вы спросили. Не утверждаю, что все фирмы одинаковы. Но я столкнулся с такими условиями и сделал для себя выводы. Карбон нельзя переработать, нельзя утилизировать. Слишком много минусов.

PB: Недавно вы стали больше времени уделять онлайн-продажам через свой сайт. Вы будете и в будущем опираться на него?
Max: Мы сменили курс по двум причинам. Во-первых, нам, маленьким компаниям,  все сложнее и сложнее работать с крупными магазинами. Они говорят: «Вам не нужно продавать гравити-байки Commencal, ведь их продаем мы». Они предлагают лучшие условия, большую прибыль, если магазин полностью им отдается. Нельзя сказать, что к нам потеряли интерес, но магазины стараются продавать байки более популярных фирм. Вторая причина заключается в монополии продаж больших магазинов. Вы должны принять их условия, в итоге суммарный процент стоимости рекламы, размещения и прочего такой, что мы зачастую остаемся вообще без прибыли. Кроме того, они искуственно занижают стоимость. Мы не отказываемся от магазинов. Несмотря на то, что теперь  у них нет такой прибыли, мы предлагаем им другие интересные возможности. Мы не обязываем их делать предзаказ и иметь большое количество байков в магазине. Посмотрим на развитие ситуации, ведь теперь никто с нами не обязан работать. С момента старта интернет-продаж наш бизнес улучшился. А 2012 год был для нас лучшим, даже учитывая годы работы в Sunn.

Мы знаем, что это наш путь, мы учитываем наши плюсы и минусы, но мы никогда не будем теми, кто составляет абсолютное большинство. Наша позиция – не быть сильным в одной стране, но быть представленными во многих. Мы не занимаем большую часть рынка Франции, Испании, России, Кореи, Японии, но мы есть во всех странах. Кто-то любит бренды, а кому-то нравятся байки. Последнее – именно о нас. И этого вполне достаточно для небольшой фирмы, состоящей из 30 человек. Нам нравится нынешнее положение дел, ведь мы можем продолжать делать самое главное – то, к чему лежит сердце. 

Оригинал: http://www.pinkbike.com/news/From-The-Top-Max-Commencal-interview-2013.html
Перевод — Иван Гаврыш

 

 

Источник: twentysix.ru

Комментарии
Добавить новый Поиск
Оставить комментарий
Имя:
Email:
 
Веб-сайт:
Тема:
UBB-Код:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img] 
 
 
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch:
:(:shock::X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):s
:!::?::idea::arrow:
 
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."

Обновлено 03.10.2013 10:01